Apr. 30th, 2016

mwd2016: (90s)
Книга "Русские" была воспринята серьёзно и стала "антисоветской энциклопедией" из-за отсутствия в ней скандальной желтизны - мнение Козлова.
Американские обыватели, узнавая, что про Козлова написано в книге (которая у них оказалась в шкафу), зауважали его сильнее - он в их глазах вырос по социальному статусу: "про него пишут в книгах".
А попытайся он заделаться эмигрантом - он бы оказался ниже их по статусу, как не справившийся с жизнью на родине неудачник.

Про саму книгу тут:
http://man-with-dogs.livejournal.com/2330839.html
===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page173/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page174/kozel_na_sakse.html
В 1975 году в США вышла объемистая книга о Советском Союзе, написанная неким Хедриком Смитом, журналистом, прожившим у нас несколько лет, и изучившим нашу жизнь более или менее досконально, по сравнению со многими его коллегами, пытавшимися писать о Советском Союзе. За счет личных связей он проник в самые разные сферы жизни советского общества и узнал кое-что не только из слухов или из уст недовольных людей. Он попытался проанализировать все аспекты советской реальности - политику, экономику, коррупцию, идеологию, культуру. Книга эта, имеющая название "The Russians" ( "Русские"), сразу стала очень популярной на Западе, приобретя статус чего-то в роде краткой энциклопедии по антисоветизму. Причем именно потому, что она не была оголтело антисоветской, как это наблюдалось в "желтой" прессе. Она произвела на западное общество впечатление серьезной работы. Я узнал о ее выходе только потому, что мне позвонили из американского посольства и сказали, что у них для меня есть книга, в которой упоминается мое имя. Я встретился в назначенном месте с сотрудником посольства и скорее отправился домой, чтобы прочесть, что там про меня написано. Мне стало страшновато, поскольку стать героем антисоветской книги было гораздо опасней, чем попасть в газетную публикацию. Мои опасения осложнялись еще тем, что я никогда Хедрика Смита в глаза не видел, и интервью ему не давал. Что он там написал, чем это для меня обернется,- вот что меня волновало, когда я стал искать в книге место обо мне. Оказалось, что это глава седьмая под названием "Молодежь" , скорее первые ее страницы. Я был представлен там, как типичный представитель советской молодежи, ведущей двойную жизнь: на работе - внешне нормальный служащий, а в душе - западно настроенный инакомыслящий. Там даже были подробно обрисованы мои привычки и пристрастия - не курит, не пьет, любит играть в карты, фанатик в своем деле. И дальше шло описание одного из ранних подпольных концертов "Арсенала", на который его кто-то провел, и который произвел на него неизгладимое впечатление. Я несколько раз прочел все, что касалось меня и "Арсенала", и в общем-то, успокоился. Ничего особенно криминального, ну, подумаешь, скрытный. Но зато положительный, фанатик, трудолюбивый. В чем-то даже приближающийся к некоторым пунктам кодекса молодого строителя коммунизма, не пью и не курю. Тем не менее, довольно долго ожидал последствий, неприятностей. Но так и забыл постепенно о книге, тем более, что в СССР о ней никто ничего не узнал. А я понял, насколько она была популярна на Западе, лишь в конце 80-х годов, когда попал в Соединенные Штаты и, находясь в компании, в гостях у одной американской семьи, упомянул название книги - "The Russians". Каково было мое удивление, когда все сразу вспомнили о ней, а у хозяина дома она оказалась на книжной полке. Я почувствовал, что после того, как они увидели текст обо мне в этой книге, мой авторитет непомерно вырос в их глазах. Согласно американским стандартам, люди, о которых пишут в книгах и статьях, либо очень богатые, либо влиятельные. Для тех простых американцев, в чьей компании я оказался тогда, я сразу стал человеком более высокого в социальном смысле круга. Вдобавок, я был представителем огромной державы со своими законами, своей культурой. Но я представил себе, как отнеслись бы ко мне те же самые люди, если бы я решил там остаться, и заявился к ним позднее в качестве эмигранта из России. Для американцев "свежий" эмигрант - это человек второго сорта, какими бы заслугами он не обладал там, у себя на Родине. Раз он не сумел дома приспособиться, значит сбежал, значит слаб. В этом кроется колоссальное противоречие американского общества, возникшего, как продукт эмиграции.

http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page138/kozel_na_sakse.html
Глава 11. Параллельная жизнь.
Когда в 1975 году американский журналист Хедрик Смит написал обо мне в своей книге "Русские", он вывел мою персону в качестве характерного представителя советской интеллигенции, ведущей двойную жизнь - официальную и скрытую. Как это происходило с иностранцами, они никак не могли ухватить сути нашего существования, набирали массу фактов, но точных выводов сделать так и удавалось, даже если они и стремились к объективности. У Смита я был представлен как человек с двойным дном, днем работавшим в престижном советском научно-исследовательском институте, а в свободное время руководившим подпольным джаз-рок ансамблем "Арсенал", исполняющим западную музыку, в том числе крамольную для советской идеологии рок-оперу "Jesus Christ Suрerstar". Этакий вариант Штирлица или Олега Кошевого. Все было вроде бы правильно, но как-то не так, не похоже на нашу настоящую жизнь. На самом деле, никакого желания отсиживаться в джазовом подполье и быть вечным партизаном у меня не было. Наоборот, была борьба за выход из безвестности, за общественное признание, за официализацию своего жанра. А вот ВНИИТЭ, где я некоторое время работал, было для многих людей, в том числе и для меня, не просто местом получения мизерной, но законной зарплаты. Здесь можно было отсидеться хоть всю жизнь, не вылезая и даже иногда делая какие-то интересные вещи, при этом не притворяясь верноподданным. Главное было не обнаруживать своих истинных воззрений, общаясь откровенно только со своими. Такое состояние души у интеллигентных людей иногда называли внутренней эмиграцией. Это было нечто иное, чем открытое диссидентство, рассчитанное на вызов власти, на возможность заключения и ссылки, на поддержку западных правозащитных организаций, на высылку за рубеж, на продолжение борьбы оттуда. К 80-м годам диссидентство стало, практически, профессией. Но стать такими профессионалами могли не все антисоветски настроенные люди. Большинство из них понимали, как они связаны по рукам и ногам судьбами своих родных и близких. К тому же было ясно, что процент инакомыслящих в советском обществе настолько незначителен, что даже, если бы все выступили открыто, поставив все на карту, то последовал бы лишь один эффект - расправа. Мое тринадцатилетнее пребывание в стенах этого института, в среде внутренних эмигрантов, научило меня многому. А научные знания, приобретенные в тот период помогли мне, кроме всего прочего, и в осознании многих проблем, связанных с профессией музыканта. Это была просто параллельная жизнь, социально никак не связанная с джазовой деятельностью. Многие из моих сослуживцев тогда даже и не подозревали, что я где-то там на чем-то играю.
===
Для контраста про то, какое отношение попадание в книгу вызывало в СССР.
Книга объясняла людям, что то, что они видят - это не что-то несуществующее и вражеское, а нечто имеющее право на существование и признанное официально. Т.е. подтверждался не высокий социальный статус, как для американцев, а вообще право на существование.

===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page181/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page182/kozel_na_sakse.html
Я прекрасно понимал переживания своего отца по моему поводу, и последнее время старался щадить его, не идя, как бывало раньше, на отчаянные споры по любому поводу, начиная от основ марксизма, и кончая вопросами моды. К тому времени я и сам был отцом двенадцатилетнего Сережи, и уже кое-какие проблемы "отцов и детей" прочувствовал на своей шкуре. Я старался даже иногда подыгрывать отцу, немного притворяясь и не обостряя разногласий. Надо сказать, он и сам стал под старость несколько терпимее и мягче, а незадолго до смерти больше ушел в себя. Весть о моей смене професси застала его врасплох, я чувствовал как он перживает. И тут сама Судьба предоставила мне возможность хоть как-то облегчить эти его страдания. Мне сказали, что вышел очередной, восьмой том нового издания Большой Советской Энциклопедии, и что там есть статья "Джаз", в которой упоминается моя фамилия. Для советских людей упоминание чьего-либо имени в официальной прессе типа газеты "Правда", "Известия" или "Советская культура" означало очень многое. Если это была критика, то последствия были плачевными. Если контекст был положительным - общественное положение упомянутой личности заметно укреплялось. Просто так попасть на страницы такой печати было невозможно. Ну, а Большая Советская Энциклопедия - это было святое. Это вам не газета, это признание на века. Понимая, каким бальзамом для души моего папы может стать факт появления моего имени в таком издании, я постарался достать этот том. Все это произошло вовремя, ему оставалось жить меньше года. Он все больше лежал на своем диване, даже прекратив свое любимое занятие по пререживанию воротников на любимых меховых шубах. Достав том энциклопедии, я зашел к нему в комнату и показал в ней статью "Джаз", написанную Леонидом Переверзевым нормальным музыковедческим языком, безо всякой идеологической ругани, как это было в предыдущих изданиях. В статье, посвященной краткому обзору американского джаза, был раздел Советский джаз, где говорилось, что в СССР тоже существует этот вид музыки, и было перечислено несколько имен музыкантов, сделавших вклад в его развитие. Среди них был и я. Когла отец прочел это, он особого восторга не выказал, но я понял, какое значение для него имела такая публикация. Я думаю, что для него здесь было важно не столько признание моих профессиональных заслуг, сколько сам факт фиксации меня как официально признанного советской властью человека. Вечно глодавшая его мысль, что он вырастил никчемного и даже вредного обществу человека, чуть ли не врага, наконец-то отпустила его, Он успокоился, да и я почувствовал, что снял какой-то грех со своей души.
mwd2016: (90s)
Битлов перед битломанией крутили по радио и продавали пластинки, они делали совсем не подпольные концерты. А тут на Арсенал с первого раза такая реакция. Все испугались.
===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page184/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page185/kozel_na_sakse.html
Первый же наш концерт, который мы сыграли в городе Советске, едва не стал последним, поскольку то, что там произошло, я до сих пор вспоминаю с содроганием. В этот исторический в прошлом город, где в начале 19-го века был заключен Тильзитский мир между Россией и Францией, мы приехали сразу после оформления нас на работу. Мы еще не были экипированы аппаратурой, одеты были кто во что горазд, на сцене держаться не умели и выглядели диковато, внутренне еще не покинув подполья. Город произвел на нас удручающее впечатление прежде всего большим количеством домов, так и не восстановленных после бомбежки 1945-го года. Стоило свернуть с главной улицы, как ты мог попасть в целые кварталы остатков стен с пустыми окнами. Такое мы видели лишь в фильмах о войне, которые здесь, скорее всего, и снимались. Поразили и размеры города, он был как на ладони, маленький и компактный. Нас поселили в гостинице, на маленькой центральной площади, вокруг которой сгруппировались основные учреждения. В центре площади стоял небольшой Ленин, а напротив гостиницы, за Лениным, находился Дом Офицеров, место нашего выступления. Когда мы начали наш концерт и я увидел публику, набившуюся в зале, мне стало не по себе. Мы привыкли к хипповой аудитории, давая подпольные концерты в Москве или в Таллине. В массе она производила довольно отпугивающее впечатление, но особой агрессии в ней не было. Здесь же мы столкнулись с дикой, агрессивной молодежью, которую даже в хипповых кругах называли словом "урла". Когда мы начали играть свою энергетически мощную программу, они просто заревели. В течение концерта в зале был такой шум и крики, что играть было почти невозможно. Такая реакция, несмотря на ее дикость, может быть как-то объяснена повышенным уровнем удовольствия, получаемого слушателями. Но ближе к завершению концерта начало происходить нечто несуразное. Ажиотаж в зале достиг такого уровня, что количество (согласно гегелевской диалектике) перешло в качество, правда в обратное (в противовес той же логике). Молодые люди из первых рядов, во время исполнения нами наиболее эффектных завершающих композиций, стали кидать стуля на сцену. Так как сцена была совсем небольшой, то стулья падали не на авансцену, а летели прямо в нас, так что несколько раз исполнителям, стоявшим впереди, пришлось уворачиваться, чтобы не быть покалеченным. Я почувствовал что-то нездоровое во всем этом и моментально прекратил концерт. У всех нас было какое-то смешанное чувство. С одной стороны, была гордость от того, что мы способны так завести публику. С другой, все понимали, что это не тот завод, что в этом есть какая-то патология, а главное, что такую публику ни мы, ни наша музыка не волнует. Было ясно, что такая реакция - это следствие тупиковой жизни молодежи в крохотном полувоенном городке, на пятачке, с неосознанной ненавистью ко всему окружающему обществу. Столкновение с нашей мощной музыкой раскрыло все подсознательные инстинкты, вызвав к жизни всего лишь агрессивность. Странное и неприятное поведение местной молодежи на этом не закончилось. Когда мы через некоторое время вышли из Дома Офицеров, чтобы перейти площадь и попасть в гостиницу, оказалось, что наша публика не разошлась, а запрудив всю площадь, поджидала нас. Мы, держа в руках свои инструменты, стали потихоньку продираться сквозь эту толпу, попутно раздавая автографы. И вновь возникла какя-то агрессия, когда некоторые молодые люди стали требовать расписаться на майках, на джинсах, на голом животе. Мы, держась вместе, уже дошли до статуи Ленина, как произошло неожиданное. Особо рьяные поклонники начали отрывать куски рубашки у Мехрдада Бади. Он запаниковал и, резко вырвавшись из толпы, быстро побежал прочь. После этого я окончательно почувствовал неприязнь к этой толпе. Мы активно и жестко растолкали любителей автографрв и скрылись в гостинице. Но и на этом беспорядки не закончились. Толпа не думала расходиться. Она продолжала стоять перед гостиницей и выкрикивать какие-то лозунги, при этом иногда скандируя "Арсенал.. Арсенал..." . мы выглядывали из окон, но так, чтобы нас не заметили. Молодежи в этом городе было некуда деваться, и она не расходилась до тех пор, пока не появились наряды милиции. Мне стало просто жутко, поскольку я прекрасно понимал, что самым страшным для советской власти является то, при помощи чего она когда-то захватила эту власть - демонстрации, забастовки, стачки. Достаточно было вспомнить безжалостный расстрел демонстрации в Новочеркасске, в 1964 году, о котором все узнали по слухам, вопреки полной засекреченности этого события. То, что происходило у нас под окнами, спокойно могло быть истолковано как антисоветская демонстрация. Дело в том, что любое сборище людей, не санкционированное партийными органами, расценивалось как антисоветское. Так оно и произошло. Когда мы вернулись в Калининград, по поведению Макарова и других представителей администрации филармонии я понял, что от нас что-то скрывают. Потом Макаров вызвал меня в кабинет и спросил, что произошло в Советске. Я рассказал все, как было. Тогда он в свою очередь рассказал мне, что в тот же вечер из партийных и прочих органов власти города Советска позвонили в соответствующие органы Калининграда и представили все происходившее именно так, как я и предполагал.
mwd2016: (90s)
Мнение саксофониста Алексея Козлова из его книги "Козёл на саксе" про большевицкий фундаментализм УССР даже по сравнению с Москвой:

http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page204/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page205/kozel_na_sakse.html
В 1979 году произошло одно важное событие в истории "Арсенала". Мы впервые за три года профессиональной работы поехали на Украину. В то время это было рискованным делом. Украина, этот традиционный поставщик Генеральных секретарей ЦК КПСС и членов Политбюро, была оплотом партийного консерватизма, святее Папы, правее Маркса и Ленина. Вся страна уже давно говорила с украинским акцентом, смягчая букву "г" или приближая "и" к "ы", произнося "товарищи" как "тоуварышы", чтобы быть подстать Хрущеву, Подгорному или Брежневу. Это было неким культурно-лингвистическим неофициальным стандартом. На Украине действовали свои законы. Все запреты там были суровее. Если в Москве что-то разрешали, где-то послабляли, то на Украине не менялось ничего. Я знал об этом по рассказам украинских джазменов и рок-музыкантов, художников, поэтов и писателей. В конце 60-х годов мне приходилось бывать в Киеве в командировках от института ВНИИТЭ, где я работал. Что касается современной музыки, то с ней там боролись гораздо более рьяно, чем в России. До нас доходили слухи, что после посещения Киева обычными вокально-инструментальными ансамблями, невинными эстрадными коллективами из Москвы, в центральной украинской прессе появлялись разгромные статьи, написанные не с позиций музыкальной критики, а политической точки зрения, с обвинениями в буржуазности, низкопоклонстве, отходе от национальных корней и т.д. После такой прессы, которая сразу доходила до московских цензоров, у коллектива могли быть большие осложнения. Его начинали проверять, устраивать заново прослушивания программы. Могли и расформировать. Зная это, я боялся ехать на Украину. Нам такие проверки были совсем ни к чему. И вот неожиданно из Росконцерта приходит распоряжение, согласно которому "Арсенал" должен принять участие в ежегодном фестивале искусств "Киевская весна". Это означало, что нас признали достойными представлять Российскую Федерацию на традиционных мероприятиях, проводившихся в разных республиках СССР в форме так называемых "фестивалей искусств". Я подумал, что нападок на участников мероприятия такого уровня быть не должно. Так что мы отправились в Киев без особых опасений. Было лето 1979 года.
mwd2016: (90s)
Козлов в своей книге рассказывает, как нанял грузчиком Женю Бажанова из Сухуми, который "учил карате" музыкантов Арсенала, в т.ч. и на гастролях. Учение иногда походило на избиение. В результате они выходили играть на сцену с травмами:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page222/kozel_na_sakse.html

Это у Козлова был такой период "духоискательства", когда он пытался перейти с западной музыки "событий" на восточную медитативную музыку "состояний". В результате старая публика от него стала разбегаться, а подбираться стала публика новая, в т.ч. "экстрасенсы". Так что не стоит пенять перестройке, "лихим 90х", Горбачёву с Ельциным на "появление мракобесия". Всё это цвело уже к тому времени и просто вышло на поверхность. И это было не чем-то необычным, а было вполне в духе тогдашней моды "Запада" - с понятным отставанием от него.
===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page223/kozel_na_sakse.html
В тот же период у меня возникли довольно обширные знакомства в среде так называемых экстрасенсов. Они только начали входить тогда в моду среди экзальтированной, мистически настроенной интеллигенции. Не скрою, и я был не чужд интереса к людям, обладавшим сверхчувственными возможностями, относя и себя к таковым, но в недостаточной степени. Искать их не пришлось. Они сами стремились общаться с нами, поскольку наша новая программа явно носила эзотерический характер и по внутреннему содержанию, и даже по названию некоторых пьес. Во многих городах у нас завязались знакомства с очень интересными людьми, далеко продвинутыми в сфере духовной жизни и обычно не демонстрировавшими этого. Чувствуя что-то родственное в нашей музыке, они сами приходили к нам после концертов, чтобы пообщаться. Для них, да и для нас, это было отдушиной, возможностью поговорить о чем-то важном, сокровенном. В Москве я стал общаться с более-менее постоянным кругом людей, посвященных в эзотерические знания. Одна пара экстрасенсов предложила нам попробовать сделать групповые занятия по энергетике. Целью таких упражнений было почувствовать реальность и действенность тонкой энергии, существующей в каждом из нас. Проще всего сделать это вместе, сложив энергию группы в одно целое. Достигается это путем создания простого хоровода, взявшись за руки и мысленно перегоняя общую энергию по кругу. Когда я на наших репетициях вместо разучивания новых партитур заводил речь об энергетике исполнительства, придавая этому даже большее значение, чем виртуозности при воздействии на слушателя, я чувствовал, как мои партнеры слушают меня с большой долей скептицизма. А когда я попытался однажды в Москве вызвать их не на репетицию, а на какие-то новые занятия к себе домой, то скептицизм был уже открытым. Тем не менее, пришли все. С принципом хоровода я был знаком и раньше. Мне приходилось читать книги различных исследователей истории цивилизации, которые описывали разные чудеса, происходившие с людьми, объединявшимися в хороводы с целью воскрешения умерших, исцеления больных, вызова дождя и пр. В период нашего сближения с фольклорным ансамблем Дмитрия Покровского, когда я ходил на их репетиции, я увидел, как они разминаются перед началом, берясь за руки и мысленно прогоняя энергию через хоровод, как это делали всегда на Руси.

И вот на одном из таких занятий, у меня дома произошло неожиданное. Одним из наиболее откровенных скептиков по отношению к моим новшествам был бас-гитарист Толя Куликов. Он и не скрывал своего отношения к различным непознанным тайнам природы человека, полагаясь лишь на реалии. Но именно с ним и произошло то, что, по идее, должно было бы произойти с человеком более мистического склада ума. Когда мы сели в круг и, взявшись за руки, слушая приказы наших наставников, стали гонять энергию по кругу, Толя потерял сознание, а говоря специальным языком - "вылетел". Он отключился. Когда теряет сознание больной, старый человек, это страшно, но естественно, так как обычно известно, что делать, чтобы вернуть его к жизни. А здесь это произошло с молодым, здоровым парнем. Так что мы несколько испугались. Проделав ряд пассов, экстрасенсы вернули Куликова в сознание. Когда он окончательно пришел в себя, мы пристали к нему с расспросами, что с ним произошло. Он толком ничего объяснить не мог, но я помню, что он сильно испугался, так как почувствовал нечто необъяснимое и именно то, во что он до этого не верил. Происшедшее подействовало на всех как-то удручающе. Все сразу разошлись и больше групповых занятий я не назначал. Этот случай был еще одной подсказкой мне, что я все делаю неправильно.
===
В постсовке же не выдумали экстрасенсов, а стали на них наживаться, впаривая их через телевизор вместе с рекламой, впаривая для поднятия рейтинга, чтоб за рекламу больше драть:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page254/kozel_na_sakse.html
А что касается России, то развлекаловка здесь постепенно подменила собою все - и культуру и контр-культуру. У нас в стране, еще с недавних коммунистических времен завелось так, что судьба отдельных персон, коллективов и даже жанров зависит от того, как и сколь часто они появляются в средствах массовой информации, где преобладающую роль играет телевидение, а уж затем радио и пресса. Как и прежде, а может быть даже в большей степени, сейчас телевизионный "ящик" является в России главной пресс-формой, штампующей души людей. Не зря в пост советские времена повелась такая отчаянная борьба за каждую минуту телеэфира, чтобы заполнить его рекламой и теми передачами, которые приносят доход от той же рекламы. С одной стороны, можно понять хозяев телеканалов, которые как бы спасают не поддерживаемое государством телевещание за счет рекламодателей, честь им и хвала. Нередко телезритель возмущается обилием рекламы, не понимая, что без нее не было бы передачи, которую он только что смотрел. А с другой стороны, хозяева эфира увлекаются прибылью настолько, что забывают, какую роль должно играть телевидение в нашей стране. Этот вопрос в новые времена как-то и не обсуждается. Каждый телеканал делает, что хочет. Но общая тенденция налицо - от просветительства, от всего серьезного, воспитывающего, подлинного - бегут, как черт от ладана. Главное - привлечь телезрителя любым способом, главное - рейтинг. Это понятие пришло к нам с Запада, где, очевидно есть уже механизмы фиксации того, сколько народу смотрело ту или иную передачу. По части рейтинга мир уже приблизился к жуткой ситуации из книге Д. Оруэлла "1984", где специальная полиция следила не только за фактом включения телескрина, а и за самой реакцией телезрителей на передачу. У нас этот, высосанный из пальца рейтинг постепенно свел на-нет почти все, имеющее хоть какой-то смысл. Эфир заполнился бесчисленными лотереями разного типа, угадайками, ток-шоу, теле клубами и теле конкурсами, встречами с колдунами, экстрасенсами и проходимцами.
mwd2016: (90s)
Такого телемоста я не помню. Да и у Козлова с памятью плохо: в своей книге напутал - приплёл к телемосту стыковку Союза с Аполлоном 1975.
В жж не я один этот кусок про телемост в книге заметил: http://evgeny.livejournal.com/195963.html

Кстати, довольно идиотская идея советских начальников от культуры запихнуть советские фолк-консервы в передачу о современной музыке. Как сейчас "украинцы" поехали головой на рогульстве со своими селюковскими вышиванками, так и совок всюду пихал калинки-малинки.
===
https://tv.yandex.ru/4/program/624769
"Москва-Космос-Калифорния". Телемост. 1983 г
досуг
12+
Произведено: СССР, 1983
Телемост с участием В. Познера, ансамбля "Арсенал", группы "Men At Work" и других. 1

===
Read more... )
===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page229/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page230/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page231/kozel_na_sakse.html

Именно в этот период, в 1984 году, с нами произошло необыкновенное событие. Мы стали участниками телемоста Москва-Калифорния. Это событие кажется уникальным и по сей день. Предыстория этого такова. Некто Стив Возняк, американец польского происхождения, страшно разбогатевший на первой волне компьютерного бизнеса, стал тратить деньги на разные мероприятия международного масштаба. И вот он задумал провести телемост между Москвой и калифорнийским городом Сан Бернардино, где проводятся рок-фестивали под названием "US Festival". Предполагалось связать одну из студий в Останкино через космический спутник с Сан Бернардино, где в долине была установлена эстрада с гигантскими телеэкранами сзади. На склонах гор вокруг эстрады располагалось свыше трехсот тысяч зрителей. Стив Возняк начал переговоры с Гостелерадио об этом проекте, предложив, очевидно, немалые деньги при условии, что с советской стороны, из Останкинской студии будет участвовать ансамбль "Арсенал". Дело в том, что кто-то навел американских организаторов на наш ансамбль в том смысле, что мы соответствуем международному уровню. Поэтому ко мне домой, незадолго до этого мероприятия, заявились два американца и объяснили все, что должно происходить. Я был только рад. Почему Гостелерадио в лице тов. Лапина, принципиального борца с джазом и рок-музыкой, согласилось на эту акцию, мне до сих пор непонятно. Очевидно, одной из причин было то, что это событие приурочивалось еще и к стыковке двух космических станций - "Апполона" и "Союза", что имело для СССР важное политическое значение. Нас завезли в Останкино со всей концертной аппаратурой, мы смонтировали ее на помосте, вокруг которого должна была находиться приглашенная публика. В студии был установлен огромный плоский телеэкран, тогдашнее чудо техники. На нем мы должны были видеть все, что происходит в Сан Бернардино. Все предполагалось начать часов в пять утра, с учетом разницы во времени с Калифорнией.

Как стало ясно позднее, нас решили в крайнем случае показать лишь американской стороне, а от советской аудитории скрыть все, кроме политической части этого телемоста. Более того, случайно выяснилось, что в одной из грим уборных, уже разодетые в народные русские наряды, стоят на стреме участники какого-то фольклорного коллектива, готовые ринуться на съемочную площадку вместо нас. Таким образом телевизионное начальство хотело обмануть, если получится, американскую сторону, не рискуя получить выговор сверху за показ из советской телестудии чуждого нам явления. Когда об этом случайно узнали американские представители Стива Возняка, они жестко и однозначно предупредили, что не начнут передачу, если хоть одно условие договора будет нарушено. Вся эта возня происходила между часом и пятью утра, в ожидании, когда через спутник дадут связь с Америкой. Дальше все и происходило по намеченному плану. Ведущим и координатором всего мероприятия был назначен Владимир Познер. Ему было нелегко, поскольку надо было соблюдать тайные идеологические требования советского начальства и в то же время не ударить в грязь лицом перед американской аудиторией, которая любую фальшь чувствует сразу же. Он, как большой профессионал, свою задачу решил.

Когда дали спутниковую связь, на экране появились две руки, советская и американская, слившись в рукопожатии, олицетворявшем стыковку "Союза" и "Апполона". После политической части последовало включение Сан Бернардино и мы увидели на экране грандиозное зрелище. Сотни тысяч зрителей, сидящих в естественной чаше долины перед огромным помостом, за которым стоит стена аппаратуры и гигантские телеэкраны высотой, в восьмиэтажный дом. В начале там, на помосте, выступила популярная австралийская группа "Men at Work", а затем наступила наша очередь. Мы сыграли три пьесы. Во время исполнения я иногда поглядывал на тот большой экран, установленный в студии, и видел всю ситуацию. Одна из камер в Сан Бернардино показывала общий план, на котором были видны гигантские экраны с нашим изображением и море зрителей, слушающих нас. Играя, мы могли видеть себя глазами американцев. Реакция американской публики на наше выступление была такой, о которой можно только мечтать. Телекамеры по ту сторону Земного шара выхватывали иногда кадры из толпы. Должен заметить, что в те времена удивить западную публику советским джазом было гораздо легче, чем сейчас. Ведь мы тогда жили в изоляции от всего мира и считалось, что в СССР может быть только "балет, ракеты и Енисей", как пелось в песне. Пока мы играли, вокруг нас, в студии происходило немало интересного. Для создания современного антуража в студию было приглашено несколько десятков молодых людей и девушек явно студенческого типа. Они должны были слушать нас, стоя вокруг помоста и всячески реагируя на нашу музыку. Владимир Познер перед началом трансляции призвал представителей советской молодежи не стесняться, вести себя раскованно, в соответствии со своими эмоциями, чтобы не выглядеть зажатыми, мрачными дикарями по сравнению с публикой в Сан Бернардино. Когда мы начали играть, то некоторые молодые люди, почувствовав свободу и, находясь в непосредственной близости от нас, возбудились от нашего мощного "фанки-фьюжн" настолько, что принялись двигаться как-то не по-советски. Оказывается этот момент был предвиден нашими блюстителями морали. По периметру студии незаметно стояли обычные, ничем не выделявшиеся люди, которые иногда, по двое, проникали в толпу слушателей, стоящих вокруг нас, и быстро, заломив руки, выводили тех, кто уж очень активно вел себя, то есть махал руками, извивался или кричал. Это делалось так профессионально, что в даже близко стоявшие слушатели иногда и не обращали внимание на произошедшее. Я тоже не видел почти ничего, поскольку либо играл сам, либо стоял лицом к ансамблю, контролируя его игру. Зато нашему барабанщику Виктору Сигалу, сидевшему со своей установкой на возвышении, сверху было видно все, что делалось внизу, в толпе зрителей.

После нашего выступления был небольшой джем-сэшн, когда мы играли вместе с калифорнийскими музыкантами. Нас заранее предупредили, что сигнал, идущий через спутник от нас - в Калифорнию, запаздывает на две секунды, так же, как и от них к нам. При таких обстоятельствах играть что-либо быстрое бесполезно, будет большое расхождение в гармонии. Мы выбрали медленный блюз и сыграли его вместе через космос, глядя друг на друга через телеэкраны. Не знаю, делал ли кто-нибудь такое до нас. Позже в студию все же запустили фольклорный коллектив, но американцы эфир быстренько отключили. Все произошло, как во сне. Нас развезли по домам, когда уже рассвело. Было странное чувство, что мы пережили нечто очень необычное, как в научно-фантастическом кино. Но праздничное настроение было испорчено незамедлительно. В вечерних теле новостях и в ближайших выпусках центральных газет "Правда", "Известия" и других - было упоминание о телемосте с описанием всего, что там происходило, кроме нашего выступления. Слово "Арсенал" не было упомянуто нигде. Идеологический фильтр сработал четко. Я понял, что продолжаю находиться "под колпаком у Мюллера", как и прежде. Прорваться так и не удалось.
mwd2016: (90s)
Вот такие взгляды были среди московской творческой интеллихенции к 1998 - году издания книжки Козлова "Козёл на саксе". Для них именно "неофашисты штурмовали Останкино" в октябре 1993. А совсем не простые митингующие, которых расстреляли вместе с журналистами. Причём расстреляли из-за того, что кто-то из спецназовцев Витязя убил своего внутри здания - случайно или специально. Спецназ "в отместку" за своего стал палить по толпе.

Это говорит о том, как важно развеять такого рода домыслы. Что если у кого-то и осталось другое мнение - так оно было не результатом задуривания и лжи, а результатом воли и выбора. Если кому близко людоедство - так пусть это будет свободный выбор людоедства, без всяких "извиняющих обстоятельств", типа "а я не знал", не знал, например, кто как и почему расстреливал людей в Останкино 3-10-1993.

Я не привожу цитат Козлова про то, что "в основном он общался с евреями" или как плох любой национализм. Но советский интеллигент даже не пытается связать то, что нищета РСФСР по сравнению с нац.окраинами как раз связана с тем, что русским национализм запретили. А те, кому не запретили (нацокраинам) - имели и валюту для покупки аппаратуры, и связи с заграницей (эпизод с посещением в Черновцах хорошо упакованного музыканта Софии Ротары). Что за русский счёт хорошо быть добрым и гостеприимным, как на Кавказе. И очень логично свой народ числить за быдло, ибо он не дорос в этом недавнем концлагере до высот духа и культуры.

После таких пассажей я уже и не очень жалею, что не прочитал Козла на саксе, когда книжка вышла. Засорять голову таким винегретом? Не стоит. Это ж потом с трудом будешь выковыривать из головы. Так что ещё раз повторяю свою идею о важности для русских интеллектуалов создать выверенную базу знаний о человеке и обществе. Проверенную на ошибки, на достоверность, с подтверждениями и очищенную от всякой мути, лжи и глупостей.
===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page242/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page243/kozel_na_sakse.html
Осенью 1993 года я и моя жена Ляля поехали по приглашению в гости к одному из самых близких мне людей, Ире Карпатовой в Иерусалим. Ира была неизменным директором "Арсенала" во время всей нашей филармонической работы.
...
Праздник был омрачен началом страшных событий в Москве. Сидя в иерусалимской квартире, мы наблюдали все стадии второго путча. Британское телевидение вело передачу на весь мир постоянно, так что мы, как завороженные, смотрели, как начали обстреливать Белый дом, как он загорелся, как догорел, как неофашисты штурмовали Останкино. Нам вскоре предстояло возвращаться. Мы сидели и гадали, в какую страну мы полетим через три дня. Если бы красно-коричневые победили тогда, то это был бы даже не Советский Союз, а нечто другое, намного страшнее. Буквально накануне нашего возвращения ситуация как-то определилась, Руцкого с Хазбулатовым вывели из Белого дома, Останкино отстояли от напора красно-коричневых, в Москве ввели комендантский час. Мы прилетели в Шереметьево ночью и с огромными трудностями, проезжая через множество омоновских постов, наводивших ужас, добрались до дома. Позднее загадки с ложной демократией продолжались. Людей, которые залили бы кровью мести всю страну, приди они к власти в октябре 1993-го, и пальцем не тронули, позволив им вновь постепенно занять вполне законные позиции в борьбе за власть. Я категорически против всяких расправ, но людей, для которых человеческие жизни - ничто, надо было лишить возможности хотя бы занимать руководящие посты, предоставив право просто работать - рабочими, шахтерами, крестьянами. Но они все норовят в парламентарии, спикеры, министры, президенты. Партия, допустившая уничтожение порядка шестидесяти миллионов своих сограждан во времена репрессий, выхолостившая генофонд нации, надругавшуюся над православием, превратившую Россию в мировое пугало, должна была подвергнуться открытому общественному осуждению хоть с какими-нибудь с юридическими последствиями, как это было с нацизмом в Германии после войны.
mwd2016: (90s)
Интеллигенция в лице Козлова не видит никакой связи между тем, что она не желала бороться за власть, уходила во "внутреннюю эмиграцию", тем, что она не получила никакой власти, и тем, что никто за неё не стал воплощать её желания о Прекрасном Новом Мире. Ведь мало того, что сами были пассивными, так даже свои пожелания не удосужились убедительно описать, чтоб другие могли их воплотить.

Поведение в духе Троцкого в Брест-Литовске 1918 - "ни войны, ни мира", после которых было наступление немцев с ультиматумами и худшими условиями.

Написано в книге "Козёл на саксе" 1998:
===
Про 1990е - когда сам оказался не у дел:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page244/kozel_na_sakse.html
Было что-то нелепое в том, что люди, всю жизнь боровшиеся с только что рухнувшей Системой, остались не у дел в сфере культуры, а ключевые позиции захватили либо прежние коммунисты, назвавшиеся демократами, либо молодые новые циники, вообще без особых убеждений.
===
Про 1970е - когда Козлов работал во ВНИИТЭ:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page145/kozel_na_sakse.html
Но, пожалуй, наиболее неприятные воспоминания, связанные с принадлежностью к партии, связаны у меня с теми моментами, когда я вдруг узнавал, что один из моих коллег, мой приятель, ровесник и человек, казавшийся мне единомышленником, подавал заявление в ряды КПСС. Здесь все было настолько понятно и противно, что я не мог больше смотреть ему в глаза, обходил стороной, увидев издалека, лишь бы не здороваться. Человек этот, наплевав на мнение людей своего круга, открыто становился карьеристом. Это было крайне неприятное явление в среде молодых специалистов, недавних выпускников ВУЗов, но оно еще больше сплачивало тех, кто продолжал жить согласно своим убеждениям, не приспосабливаясь.
===
Про 1990е - про "демократов" - и тут ему борьба за власть не нравится:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page146/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page147/kozel_na_sakse.html
Заканчивая тему партийности, я хотел бы заметить, что наблюдения за политическими процессами, происходящими сейчас, в конце 90-х годов в российском, формально демократическом обществе, открыли для меня некоторые свойства, присущие любой партии. И наиболее характерным из них является стремление к власти. А борьба за власть становится зачастую самоцелью, неважно, какою ценой за все это заплатит народ. Так как КППСС была единственной партией тогда, то борьба, шедшая внутри и была, по сути дела, движущей силой в процессе развития, то есть деградации, советского общества. А сейчас, если кто-то не может реализоваться как творческая личность, он идет в любую партию и реализует идею борьбы за власть. Несколько лет назад, когда образовывалась новая демократическая партия Егора Гайдара, меня пригласили вступить в ее ряды. Я решил проверить себя и пришел на первый учредительный съезд. Формально, по социальному составу и по декларируемой платформе, у меня не было никаких противоречий внутри. Сам Гайдар вызывал определенную человеческую симпатию, несмотря на все приписанные ему грехи в связи с обвальными реформами. Идя на это мероприятие, я сказал своей маме, бывшей долгое время членом КПСС, и знавшей мое отношение ко всему советскому - "Мама, я иду на партийное собрание". Она страшно удивилась. Но тут же оценила шутку. И вот я в вестибюле Дома политпросвещения на Трубной площади, подхожу к столику и получаю сумку с различными брошюрами, значками, авторучкой, пластмассовой биркой "Делегат". Ни одного знакомого лица, кроме Марка Розовского. Пытаюсь понять, что за тип людей здесь собрался и понимаю, что от большинства исходит та же скука, что-то необъяснимо чуждое мне, как от прежних партийцев. Все заходят в зал. Мы садимся на последний ряд, чтобы при необходимости незаметно выйти. Начинаются речи, прения, и уже обозначается раскол, а значит - зачатки борьбы за власть, даже внутри еще не созревшего организма. Мне становится невыносимо, до боли скучно и я ухожу домой, чтобы продолжить занятия своими делами. В дальнейшем, когда в различных предвыборных кампаниях стала до конца понятной сущность многопартийной системы и все партии поведут себя в принципе одинаково, останется лишь один главный критерий, по которому можно будет отделять овец от волков в овечьей шкуре. Одни партии, в случае прихода к власти, моментально устроят "кровавую баню", физически устраняя главных бывших соперников. Другие - дадут бывшим соперникам возможность существовать в качестве оппозиции, не прибегая к насилию. Мне это стало понятным, а вот многим избирателям, по-моему, нет, несмотря на всю поучительность истории СССР.
===
И даже от Бога Козлов хочет, чтоб он ЗА НЕГО навёл справедливый порядок на грешной земле, а сам он, Козлов, готов лишь пестовать свою карму.
Кстати, какое наказание его Бог готовит неграм-расистам?
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page250/kozel_na_sakse.html
В концепции, утверждающей одну попытку жизни с последующим раем или адом, есть одно важное противоречие, которое, как мне кажется, и привело в конечном итоге к возникновению воинствующего материализма и атеизма на Земле, в частности, в христианском мире. Состоит это противоречие в том, что спрос со всех одинаковый, а условия - не одинаковые. Уж больно разными рождаются люди. Одни - красивыми и богатыми, а другие - бедными и больными, или даже уродами. Один мальчик - в Англии, в семье аристократа, другой - в негритянском гетто или в племени папуасов. Как объяснить, за что и кем наказан новорожденный слепой или горбатый, если он живет в первый раз? И почему люди, имеющие власть и богатство, притесняющие бедных, нарушающие подряд все священные заповеди, живут всю жизнь припеваючи, а с праведниками, честными трудягами и бедняками вечно происходят одни несчастья? Явная несправедливость. Но если Бог существует, то он - АБСОЛЮТ, по определению, должен быть абсолютно справедливым, одинаково ко всем. Практическая же жизнь показывает иное.

Но всему есть простое объяснение, существующее в древнейших духовных учениях, в частности в - Веданте. Это не столько учение, сколько Знание о законах жизни. Кстати, здесь видна общность славянских и древних индийских языков, Веда - знание, ведать - знать. Там есть объяснение всех этих кажущихся противоречий, и в то же время, нет противоречий ни с христианством, ни с исламом, ни с иудаизмом. Все объясняется простым законом причинно-следственных связей, законом Кармы, при условии, что каждая человеческая сущность рождается на Земле многократно. Создатель предоставил всем людям абсолютно равные возможности, но при этом - каждому из нас - свободу выбора действий в каждый момент. Так что, за свои хорошие и плохие поступки мы получаем соответственно в последующих жизнях. Каждая предыдущая жизнь - причина следующей, это еще одна попытка стать лучше, расплатиться с долгами, избежать новых долгов. Жил праведно - родишься счастливым. Вот тебе и земной рай. Изуродовал кого-нибудь - проживи в следующей жизни уродом. Вот тебе и ад. Был убежденным расистом - родишься негром. Это и есть Высшая справедливость. Если бы все люди на Земле верили в это, то призадумались бы пред тем, как совершать зло.
mwd2016: (90s)
Отметил для себя это довольно странное заявление Козлова, что в 1990е совсем исчезла контр-культура.
Я немного подумал и сразу набросал контр-культуры, которой Козлов при желании мог достать на записях или сходить в клуб и послушать. И музыкальной контр-культуры, и политической. И дёр у фирмачей, и собственную самодеятельность. Так что Козлов просто ничего не хотел знать + из-за политических предубеждений никуда бы и не пошёл.

И это совсем не удивительно - т.к. противники того ельцинского государства были как раз из тех, кого Ельцин с так называемыми "демократами" убивал в 1993, а "демократы" были своим для Козлова. Причём Козлов в том, что своих противников стали бы убивать, обвинил тех, кого убивали - "коммуно-фашистов" (в т.ч. расстрелянную демонстрацию у Останкино), а тех, кто убивал - "демократов" - объявил толерантными и дозволяющими существовать полит.оппонентам. Обычное явление, когда жертву надо опорочить, чтоб обелить себя и свои помыслы.

Кого же Ельцин не убивал - вроде леваков - у них и протест был жидким и беззубым. Это потом возникли антифы и начался взаимный мордбой и убийства фа-афа с полуподпольными и подпольными культурными мероприятиями и тусовкой в т.ч. и у леваков и антиф.
===
Написано в книге "Козёл на саксе" 1998.
По ссылке, оказывается, расширенная и дополненная версия, в которой встречается 1999 год. Сравнил с бумажной - там этого нет и конец раньше.
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page256/kozel_na_sakse.html
Но к концу 90-х на их место пришли уже те, кого спродюссировали и "раскрутили" сами хозяева шоу-бизнеса, с кем подписан контракт - такие, как Меладзе, "На-На", Сташевский, Трубач, "Иванушки интернейшенал", "Лицей", "Блестящие" и многие другие. Процесс "раскрутки" вещь непростая и дорогостоящая, прежде всего - для артиста. Если его дело пошло успешно, он расплачивается приличными процентами от своих заработков. Ну, а артисты, даже известные, но пожелавшие остаться независимыми от акул шоу-бизнеса, практически не имеют шансов попасть на телеэкран. А что уж говорить о начинающих и бедных талантах.

Одним из признаков нового времени для меня стало исчезновение контр-культуры, не только из средств массовой информации, а и вообще. Никакого протеста, никакого недовольства, свойственного обычно молодым людям переходного возраста. Вот здесь бы и возникнуть новой волне отечественной рок-музыки. Нет, все стремятся стать Димами Маликовыми или Наталиями Ветлицкими. В лучшем случае, вместо рискованного, прямого протеста против болячек нового советского капитализма, - позерские, "тусовочные" явления типа "Ногу свело" или куртуазных маньеристов с чернушной эстетикой. Впрочем, для более полного ознакомления с моими воззрениями на проблемы с поп- и рок- музыкой у нас в стране и за рубежом, я отсылаю читателя к моей же книге "РОК: истоки и развитие", выпущенной в свет издательством "Мега Сервис" в апреле 1998 года, в Москве.
===
Дёр у фирмачей - у Swans - Алексей Тегин:
https://www.youtube.com/watch?v=RgA4JbgRFxw
Alexey Tegin, 1996, R-Club part 2


На ту же индустриальную тему:
https://www.youtube.com/watch?v=4yWtWGUMIp8
Tnt Art, Собаки Табака, Crunch, Inquisitorum в программе Владимира Епифанцева "КУЛЬТИВАТОР" (1998)


Самодеятельность:
https://www.youtube.com/watch?v=JQVD1mLYW-0
Фестиваль непопулярной рок-музыки «Индюшата-92»


Политика (первая обложка была ч/б, эта уже переиздание).
Это хоть и 1998 год, но были демки пораньше, был Штурм, был Крэк.
https://www.youtube.com/watch?v=RKSajCuC0aQ


Религия:
https://www.youtube.com/watch?v=bcYVuGAZaaI
Темнозорь - "...В Кронах Вековых Дубов"
Album : Ведовством Крепка Чёрная Слава Руси (1998)


Ещё всякое:
https://www.youtube.com/watch?v=zGuJQa9uCyc
Банда Четырех. Репетиция. Октябрь 1996 г.


Наркоманы - правда это уже старенькие песни старенькой группы (10летний юбилей), но они из контр-культуры никуда и не уходили:
https://www.youtube.com/watch?v=AZcT2KZHwv0
Комитет Охраны Тепла.10 лет- Комитету. 1997. Рок клуб . LIVE.


Летов опять же с Русским прорывом. С видео-интервью под советскими и нацистскими флагами.
Так или иначе это был именно контр-культурный период протеста против "наши танки раздавили красную гадину в 1993".
https://www.youtube.com/watch?v=ib9rORVhu_A
Гражданская оборона - Русский прорыв в Ленинграде 1994г. ч 1


А вот леваков (не нацболов, а контр-культурных анархов; антифы тогда, вроде, ещё не появились) что-то вспомнить не смог.
Помню, что они были, но, видимо, были невыразительными, что не запомнил.
mwd2016: (90s)
Насколько совок промыл мозги советской интеллигенции, что в кровавом побоище, устроенном большевиками, она (совинтеллигенция в лице Козлова) винит раскол эсдеков на большевиков и меньшевиков. Мир сужен до Истории КПСС. Но с чего бы те же самые люди в такой же ситуации не стали бы вести себя точно так же? Тот же Троцкий был меньшевиком, но он присоединился к Ленину для той же цели - захватить лично и удержать власть террористическими методами. И те, и другие черпали вдохновение с французской революции - со всей её кровью и геноцидами. Так что был бы ли раскол или нет - у эсдеков изначально были ориентиры на массовую резню и раскол в этом плане ничего не поменял.

А "красивая утопия марксизма" - она как Мир Розовых Пони, в который железной рукой эсдеки решили загнать человечество. Других методов они не знали и знать не хотели.

Так что развилку для предотвращения революционной бойни стоит искать где-то в другом месте - не в расколе эсдеков.
===
Написано в книге "Козёл на саксе" 1998/в дополнении из варианта 2000+ с сайта Козлова:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page266/kozel_na_sakse.html
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page267/kozel_na_sakse.html
Здесь произошло то же, что и в случае с музыкой "Арсенала", на выступлениях которого почти никто из известных мне мастеров отечественного джаза никогда не бывал. К сожалению, еще с советских времен в нашей джазовой среде наметился особый род музыкального шовинизма, доходящий у некоторых джазменов, особенно комлексующих по поводу чужого успеха, до "джазо-мизантропии". Поразительно, сколько аналогий возникает, когда вспомнишь историю различных движений и учений, сперва подвергавшихся гонениям, а затем получившим свободу и признание. Как это ни печально, свобода приносит массу проблем. Еще в 4-м веке Новой эры Император Константин, узаконивший христианство, пожалел об этом, увидев, какой раскол в Учении произошеп на первом же официальном Всесенском соборе. А уже в наши времена - раскол РСДРП на большевиков и меньшиков, уничтожение одних другими в борьбе за власть. В результате красивая марксистская утопия закончилась кровавым большевизмом, затянувшимся на десятилетия. У получившего полную свободу отечественного джаза теперь осталась немаловажная проблема - борьба за выживание. Это означает - борьба за новое поколение российских слушателей, которое необходимо создавать своими руками. И разрозненными рядами этого не сделать.
===
Про "махновские погромы". Тоже какой-то советский слух. У Махно штаб был из жидов, и само он был принципиальным революционером, а не бандитом. По крайней мере есть такие сведения. Есть ли доказательства обратного? Не видел. Но у большевиков виноваты "все, кто не с нами".

В общем - если жид старый, значит "помнит о дореволюционных и махновских погромах". Так, походя, белые пятна истории размечаются советской мифологией.

И "не смог стать антисемитом" - как достижение. Одного мальчика к себе пускали к себе домой, и он "не стал антисемитом", остальных не пускали и... они стали все антисемитами? так получается?
===
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page6/kozel_na_sakse.html
За годы, проведенные в семье Фаянсов, я приобщился к истинной еврейской среде, к особой городской еврейской субкультуре. Это была семья скромных и трудолюбивых людей, зарабатывавших на жизнь детской фотографией. … Одна бабушка Софья Соломоновна чего стоила. … Я думаю, она помнила как о дореволюционных, так и махновских погромах. Благодаря времени, проведенному в детстве в семье Фаянсов, я не смог стать антисемитом.
mwd2016: (90s)
И тут "букет кровей". Причём не "ну вот, такие обстоятельства", а что-то типа "мне хотелось бы быть нерусским хоть на капельку, потому что у нерусских древность и могущество".
===
Написано в книге "Козёл на саксе" 1998/2000+ с сайта Козлова:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page2/kozel_na_sakse.html
Среди самарских родственников по линии отца существует легенда о том, что в нашем роду есть персидская кровь. Сам отец, в те времена, когда мне это было абсолютно безразлично, рассказывал историю о том, что один русский офицер привез с войны пленную персидскую девочку и подарил ее своей матери, помещице в Самарской губернии. Девочка эта стала крепостной и когда подросла, ее выдали замуж за такого же крепостного. Я думаю, что моя бабушка, то есть мать отца, и была внучкой этой персиянки. Все это могло бы оказаться простой выдумкой (правда, не знаю - зачем), если бы не некоторые объективные данные. Согласно законам генетики, открытым еще Менделем, и долгое время не признававшимся в СССР, основные признаки скрещиваемых особей проявляются совершенно одинаково у разных поколений потомков первоначальной пары. Если скрещивали черную крысу с белой, то на таблице, изображавшей все последующие поколения, можно видеть, что иногда среди серых крыс рождались то черные, то белые, причем с предсказуемым моментом появления. Так и в нашем роду, среди типичных русаков встречаются люди с явной восточной внешностью. Например, один из моих двоюродных братьев - Женя Козлов был вылитый перс, с жесткими черными волосами, крючковатым носом, с черными восточными глазами. Не знаю почему, но мне хотелось бы верить в это семейное предание и чувствовать себя не только русским, но и немного персом, частью древней и могущественной когда-то культуры. И потом это как-то объясняет мою непреодолимую тягу к древним восточным знаниям, к восточной музыке и восточным женщинам.
mwd2016: (90s)
Советского принца Демьяна Бедного тоже уплотняли - на комнатушку в подвале его дворца.
А "бывших людей" уплотняли в обратной пропорции - отбирали вообще всё, кроме одной комнаты.
===
Написано в книге "Козёл на саксе" 1998/2000+ с сайта Козлова:
http://read.bookam.net/read/kozlov_aleksei/page2/kozel_na_sakse.html
Во время революционных событий папа мой был простым солдатом на немецком фронте и, естественно, попал под большевистскую агитацию. … Но главное - он сделался тогда на всю жизнь преданным фанатиком идеи коммунизма… Находясь в армии, а затем в госпиталях, он экстерном окончил среднюю школу, затем, в советское время - институт в Самаре. Поработав учителем, поехал в Москву, в аспирантуру. Здесь, странным образом судьба свела его с известным в свое время "придворным" сталинским поэтом Демьяном Бедным (настоящая фамилия - Придворов), который проживал в роскошном особняке на Рождественском бульваре. Д. Бедный печатался в центральных газетах, откликаясь злободневной сатирой на все основные события, происходившие у нас и за рубежом. Одно время он был своеобразным идеологическим рупором. … Так вот, … еще в начале 30-х годов мой отец, как аспирант, на время учебы получил временную жилплощадь - небольшую комнатку - в подвале дома Демьяна Бедного, которого таким образом слегка "уплотнили".

Еще работая в Самаре, мой папа увлекался поэзией … Когда он показал Демьяну Бедному свои стихи, тот отозвался о них положительно и даже предложил отцу быть его сотрудником, типа безымянного литературного "раба". Но отец не стал резко менять намеченного жизненного пути и отказался. По окончании им аспирантуры, Д. Бедный помог отцу с получением московской прописки и комнаты на улице Чехова. Так отец стал москвичом. В этот период и познакомились мои будущие родители. Женившись на моей маме, которая честно рассказала ему о своем поповском происхождении, отец проявил определенное мужество, поскольку люди, относившиеся в прошлом к аристократии, к дворянам, помещикам, капиталистам или духовенству, подвергались репрессиям, ссылались, лишались имущества. Слава Богу, прадедушка Иван Гаврилович Полканов ушел на тот свет до начала страшных преследований священнослужителей, вскоре после революции. Но вся его собственность, несколько небольших доходных домов, были национализированы. Дом, где жили мои бабушка, дедушка и мама, был "уплотнен" приезжими жильцами, новые хозяева жизни оставили им лишь одну комнату.

Profile

mwd2016: (Default)
mwd2016

December 2016

S M T W T F S
    1 23
45 6 7 8 910
11 12 13 14 151617
18 1920 21 22 2324
25 262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:07 am
Powered by Dreamwidth Studios